1183-е пленарное заседание Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Пале де Шайо

Пятница, 10 декабря 1948 года, 21 час. Дворец Шайо, Париж
Председатель: г-н Г. В. ЭВАТТ (Австралия).
119. Продолжение обсуждения проекта всеобщей декларации прав человека: доклад Третьего комитета (А/777)
ПОПРАВКА, ПРЕДЛОЖЕННАЯ СОЕДИНЕННЫМ КОРОЛЕВСТВОМ (A/778/Rev.l), И ПОПРАВКИ, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК (А/784), К ПРОЕКТУ ДЕКЛАРАЦИИ

Проект резолюции, предложенный. Союзом Советских Социалистических Республик (А/7851 Rev.2)
Г-н РААФАТ (Египет) указывает, что его делегация высоко ценит благородные идеалы, которыми руководствовался в своей работе Третий комитет. Результатом этой работы является проект декларации прав человека, находящийся на рассмотрении Генеральной Ассамблеи. Эта декларация, так же как и Конвенция о геноциде, единогласно утвержденная Ассамблеей, представляет собой подлинный шаг вперед в установлении правовых и гуманных принципов.
Многие из принципов, изложенных в декларации, записаны в демократических конституциях различных стран, в том числе и в конституции Египта. Г-н Раафат, однако, хочет сделать оговорки относительно статей 17 и 19 проекта декларации.
В статье 17 говорится о праве вступать в брак без каких-либо ограничений по признаку расы, национальности и религии. В Египте, как почти во всех мусульманских странах, существуют определенные ограничения на вступление в брак женщин-мусульманок с лицами другого вероисповедания. Эти ограничения носят религиозный характер, они определяются самим духом мусульманской религии, и поэтому их нельзя игнорировать. Однако эти ограничения не оскорбляют совесть мира так, как это делают, например, ограничения по признаку расы, национальности или цвета кожи, которые существуют в некоторых странах, но которые в Египте не только осуждаются, но и вообще не существуют.
Обращаясь к статье 19, г-н Раафат указывает, что ее текст не ограничивается провозглашением свободы мысли, совести и религии, которую правительство Египта поддерживает 'без всяких оговорок, а провозглашает также право человека менять свою религию или убеждения; это "право"; делегация Египта не может поддержать безоговорочно. Нельзя легко менять вероисповедание. Нередко человек переходит в другую религию под влиянием извне или для достижения не очень похвальных целей, например, чтобы получить развод. Делегация Египта опасается того, что, провозглашая право человека менять свою религию или убеждения, декларация будет поощрять, пусть и не преднамеренно, происки некоторых хорошо известных на Востоке миссий, которые всячески стараются обратить в свою веру народные массы Востока. Г-н Раафат указывает, что он мог бы и не излагать своих оговорок в отношении статей 17 и 19, однако считает, что лучше честно и открыто о них заявить, так как Египет, голосуя за декларацию, намерен добросовестно проводить ее в жизнь.
В заключение г-н Раафат заявляет, что после данных им объяснений, которые он просит занести в краткие отчеты, делегация Египта готова голосовать за декларацию прав человека.
Г-н РАДОВАНОВИЧ (Югославия) говорит, что многие делегации считают декларацию прав человека одним из наиболее важных вопросов, обсуждаемых на третьей сессии Генеральной Ассамблеи. Многие делегаты подчеркивали историческое значение новой декларации, которую Организация Объединенных Наций собирается дать миру.
Представитель Югославии заявляет, что, несмотря на наличие положений прогрессивного характера, текст декларации вызывает ряд серьезных возражений.
Во-первых, делегация Югославии считает, что изложенные в декларации права человека отстают от прогресса, достигнутого в наше время в социальной области. Более того, они не обеспечивают полную правовую и социальную защиту человека. Для того чтобы декларация прав человека имела историческую и правовую ценность, она должна полностью отражать прогрессивные чаяния нынешнего поколения. Она также должна более полно охранять права человека не только как отдельной личности, но также и как члена той или иной социальной группы, так как ряд важнейших прав человека вытекает из взаимоотношений между человеком и обществом, членом которого он является.
Находящийся на рассмотрении Генеральной Ассамблеи проект декларации исходит из индивидуалистических концепций, рассматривающих человека как изолированную личность, обладающую только личными правами; ее существование не обусловливается ни социальной обстановкой, в которой она живет, ни силами, влияющими на ее положение в обществе. Декларация прав человека 1789 года могла строиться именно на такой основе. В ту эпоху она явилась протестом против феодального гнета и выражением нового, прогрессивного понимания свободы личности. Однако индивидуалистическое учение, освободившее человека от феодального рабства в конце XVIII века, в ходе дальнейшего развития общества привело к возрождению рабства во второй половине XIX века и особенно в нашем столетии в рамках нового, капиталистического, строя, который поставил человека в положение зависимости и экономического угнетения. Теоретически личности предоставляются все права человека, но реальное пользование этими правами полностью не обеспечивается.
Сейчас в развитии общества экономический фактор играет решающую роль. Поэтому социальное положение человека обусловливается не юридическими актами, а социально-экономическими условиями. Это означает, что отныне гражданский и политический статус человека самым тесным образом связан с его социальным статусом.
Имевшие место коренные социальные сдвиги подчеркивают необходимость расширения традиционных прав человека, обычно охватывавших политические и гражданские права, и установления категории социальных прав, включающих и коллективные права определенных общественных групп. Делегация Югославии считает, что о проекте декларации прав человека не учтены должным образом ни новые нужды современного общества, ни необходимость признания социальных прав. Вообще говоря, это декларация политических и гражданских прав человека. Двадцать из двадцати девяти статей проекта направлены на обеспечение этих прав. Несомненно, категория политических и гражданских прав имеет важнейшее значение для человека, и без признания этих прав защита личности невозможна. Г-н Радованович, однако, обращает внимание Ассамблеи на тот факт, что многие из прав, записанных в декларации, уже содержатся в декларациях, увидевших свет раньше, в последние 150 лет, и что они включены либо в законы, либо в конституции большинства современных государств. С этой точки зрения декларация является как бы международным кодифицирующим документом, а не документом, открывающим человеку новое и более счастливое будущее в обширной области социальных прав.
Делегация Югославии считает, что в декларацию, составляемую в наше время, эти традиционные права включить необходимо. Это отнюдь не новые права, ибо законодательство современных государств признает их, но, к сожалению, они еще не всюду осуществляются.
Историческое развитие капиталистического общества обрекло человека на существование в неблагоприятных экономических условиях. Поэтому провозглашение этих прав без гарантии надлежащих материальных условий, обеспечивающих пользование этими правами, будет фикцией. Кроме того, фашизм, враг демократии и международного мира, а также и прав человека, хотя и потерпел военное поражение, но полностью еще не обезврежен. Напротив, он продолжает существовать в весьма активных проявлениях.
Декларация прав человека, выработанная после страшных испытаний, пережитых человечеством в результате фашизма, не может обходить молчанием существование такого врага. Новой декларации прав человека не следует ограничиваться перечислением общеизвестных прав; она должна определять и социальные, и материальные условия, необходимые для осуществления этих прав. Нельзя допускать, чтобы фашизм использовал демократические институты в борьбе против демократии. Только в таком виде декларация явится шагом вперед в деле признания и защиты прав человека, хотя бы политических и гражданских. Однако декларация не пошла дальше старых представлений, и делегация Югославии сожалеет о том, что настойчивые попытки некоторых делегаций, в частности делегации Советского Союза, с точкой зрения которой делегация Югославии полностью солидарна, не встретили отклика у большинства членов Комитета; значительное число предложений, которые придали бы декларации положительный характер и сделали бы из нее орудие прогресса, было отклонено. Лишь в некоторых статьях проект декларации расширил обычные категории прав человека, включив положения, касающиеся социальных прав. В своей новой части, провозглашающей ряд социальных прав, в частности права, признание которых необходимо для защиты человека от эксплуатации, жертвой которой он является при капиталистическом строе, проект декларации в значительной мере неудовлетворителен. В него даже не включена система социального обеспечения трудящихся, разработанная еще перед второй мировой войной в ряде международных конвенций, составленных в сотрудничестве с Международным бюро труда. Затем г-н Радованович перечисляет некоторые из недостатков и пробелов проекта декларации в области охраны здоровья трудящихся.

Делегация Югославии считает, что вследствие такой трактовки социальных прав в проекте декларации нет и достаточных гарантий осуществления гражданских и политических прав. Чисто индивидуалистический подход большинства членов Третьего комитета, который является также характерной чертой декларации, влечет за собой и другой серьезный недостаток, а именно: в ней нет положений о защите различных групп населения, например национальных меньшинств.
В некоторых вопросах в декларации не учитывается реальная действительность: человек рассматривается как изолированная личность, а не как член общества. Такая точка зрения, лежащая в основе декларации, значительно уменьшает ее объективную ценность.
Благосостояние человека в большой мере зависит от условий, существующих в обществе, в котором он живет. Поэтому права человека должны также предусматривать защиту общины любого типа социальной, религиозной и всякой другой. Еще важнее обеспечить защиту прав национальных меньшинств. Трудно себе представить, что будут уважаться права отдельного члена общины, если та община, членом которой он является, подвергается угнетению и преследованиям. В этом отношении один из наиболее серьезных недочетов декларации заключается в том, что в ней нет ни одного положения, касающегося защиты национальных меньшинств, и что в нее не вошли права человека, связанные с этой защитой. I
Все эти недочеты, наряду с другими, не указанными представителем Югославии, в значительной мере ослабляют политическую действенность проекта декларации, представленного Генеральной Ассамблее. Именно вследствие этих недочетов делегация Югославии вынуждена заявить о том, что подготовленный текст удовлетворяет ее не полностью. Она надеялась, что в результате прений в Третьем комитете будет выработан более полный и прогрессивный документ, лучше отвечающий требованиям эпохи.
Однако, несмотря на все эти недочеты, в проекте декларации имеются и некоторые положительные стороны. Прежде всего делегация Югославии хотела бы подчеркнуть значение положений статьи 3 относительно распространения декларации прав человека на население подопечных и несамоуправляющихся территорий. В этом отношении декларация представляет собой один из немногих международных документов, в которых несправедливые дискриминационные статьи о колониях не только отсутствуют, но и заменены другими, имеющими противоположный смысл и признающими равноправие населения колоний и народов других территорий. Это положение является шагом вперед, заслуживающим того, чтобы его отметить, так как в нем нашел воплощение великий принцип справедливого отношения ко всем, не применявшийся до сих пор к многострадальным колониальным народам.
Обращаясь к другим положениям декларации, представитель Югославии указал, что, несмотря на недостаточность той части декларации, где говорится о социальных правах, в ней зафиксированы два важных принципа, касающиеся социальной защиты в области труда и социального обеспечения. Помимо этого, в части, касающейся политических и социальных прав, в декларации имеются положения, которые представитель Югославии считает чрезвычайно ценными.

Делегация Советского Союза внесла ряд поправок, которые значительно улучшили бы текст проекта. Она предложила сформулировать статью 3 таким образом, чтобы она обеспечивала защиту всех национальных групп и меньшинств. Отсутствие такого положения в декларации является серьезным недостатком, на который делегация Югославии уже обращала внимание Генеральной Ассамблеи[1]. В предлагаемом делегацией Советского Союза тексте статьи 20 говорится о мерах против фашизма; включение этого положения придало бы декларации ясно выраженный демократический характер. В этом же свете следует рассматривать и предложение Советского Союза, касающееся статьи 22, в котором определяются и подтверждаются основные демократические принципы в области государственного управления.
Принятие этих поправок значительно повысило бы ценность проекта декларации и устранило бы многие из его недочетов. Исходя из этих соображений, делегация Югославии будет голосовать за поправки, внесенные делегацией Советского Союза.
С другой стороны, делегация Югославии не видит, что даст принятие поправки, предложенной Соединенным Королевством. Она ничуть не улучшает редакцию статьи 3, а, наоборот, ослабляет ее значение. В самом деле, в этой поправке предлагается заменить конкретное положение, провозглашающее равноправие колониальных народов с народами других территорий, положением, которое провозглашает лишь общее равноправие народов вообще. Делегация Югославии считает, что, поскольку в колониальном мире царит жесточайшее неравенство, необходимо сделать ясное заявление по этому вопросу.
В заключение представитель Югославии уточняет, что он критикует' не сами принципы, записанные в проекте, хотя он предпочел бы, чтобы они были сформулированы более точно, а те серьезные недочеты и пробелы, которыми проект страдает.
Делегация Югославии выражает надежду, что Генеральная Ассамблея примет поправки, внесенные делегацией Советского Союза, ибо они в значительной мере повысят ценность декларации придадут ей больший вес и исправят ряд ее недостатков.
Г-н КАРРЕРА АНДРАДЕ (Эквадор) напоминает, что после нескольких веков политической борьбы, которая велась ради объединения человечества, наконец наступил решительный момент выработан документ, в котором 58 государств выразили единство мыслей и стремлений в области основных прав человека. Человечество с незапамятных времен стремится установить международные нормы, помогающие обеспечить мир и дать точное определение всеобщего принципа прав человека. Повсюду в мире человек стремился создать атмосферу справедливости, в которой он мог бы жить и благоденствовать, пользуясь социальными, юридическими, политическими, моральными и религиозными правами. На развалинах, оставшихся после второй мировой войны, человек вновь зажег неугасимое пламя цивилизации, свободы и права. Читая статьи декларации, мы видим многообразие источников прав человека. Правда, ряд статей уже вошли в конституции некоторых государств членов Организации Объединенных Наций, демократический строй которых обеспечивает пользование зафиксированными в них правами. Но это лишь придает дополнительную силу декларации и показывает, что этот международный документ исходит не из утопии, а из реальных политических условий.
Многие из прав, провозглашенных декларацией, уже давно известны человечеству; но есть в ней и права, появившиеся лишь недавно, например право на труд и на отдых, на достаточно высокий жизненный уровень и на социальное обеспечение. Все эти права являются подлинным завоеванием XIX века и основой современного демократического строя, исходящего из посылки, что мир в человеческом обществе зависит от благоденствия отдельных людей.
В развивающейся сейчас общественной формации существует тесная взаимосвязь между человеком, государством и мировым порядком; поэтому, если человек будет жить в мире и будет материально обеспечен, мир и благополучие будут существовать на всем земном шаре.