Герберт Уэллс Проект Декларации прав человека

 Мы знаем о Всеобщей Дкларации Прав Человека (ВДПЧ) как о документе, ставшем плодом усилий уникального набора авторов, отличавшихся друг о друга по происхождению, официальной географической принадлежности, взглядах на мир. Тем не менее они нашли в себе силы, мужество и желание говорить и договариваться о том, что же такое человек. ВДПЧ стала итогом их совместного творчества, явив некий общий взгляд на Человека в новом пост-военном мире.

В российских реалиях о Герберте Уэллсе применительно к истории появления ВДПЧ не услышишь. Не связывают его имя с историей появления этого документа ни в историческом сообществе, ни за его пределами. Герберта Уэллса помнят как писателя-фантаста, автора «Войны миров» и других произведений.

Однако в появлении современного взгляда на права человека и понимании человека тексты Герберта. Уэллса сыграли определённую роль. В сборнике текстов «Новый мировой порядок» [“The new world order”] одну из глав он посвящает размышлениям о правах человека и составляет собственную Декларацию прав человека.

С переводом Декларации прав человека, написанной Гербертом Уэллсом, мы хотим познакомить читателей сайта. Сам автор уделял этому тексту особое внимание, указывая на то, что хотел при помощи него «изложить по возможности компактно, ясно и толково суть того, что мне довелось узнать о войне и мире в течение всей своей жизни».

 

 

Wells H.G. Declaration of the rights of men // The new world order. 1940. P. 89-96.

 

Перевод: Марина Фадеева

Редакторы: Наталья Занегина, Геннадий Кузовкин.

 

Из предисловия

В этой небольшой книжке я хочу изложить по возможности компактно, ясно и толково суть того, что мне довелось узнать о войне и мире в течение всей своей жизни. Я не ставлю перед собой задачу пропагандировать мир, но хочу подготовить базовые знания, необходимые для тех, кому предстоит заниматься делом установления мира во всем мире, основательно разобрав некоторые наиболее существенные идеи и реалии. Не стремлюсь убеждать людей сказать «да» в поддержку мира; мы сделали уже достаточно много для устранения войн — создавали декларации и подписывали резолюции; каждый хочет мира или делает вид, что хочет, и нет необходимости продолжать множить эти бесполезные заявления. Я только пытаюсь определить, что мы должны сделать, и цену, которую мы должны заплатить, если мы действительно намерены добиться мира во всем мире.

Декларация прав человека

Для того, чтобы быть по возможности точным в этом вопросе, позвольте мне предложить вашему вниманию проект «Декларации прав человека» («Declaration of the Rights of Man» – термин “men” используется в значении “человек”, а не “мужчина” как противопоставление “женщине”1). Я старался сосредоточиться на важнейшем, опуская все второстепенные положения. Этот проект предназначен для рассмотрения. Он может содержать повторы и потребовать как сокращений, так и дополнений.

«Поскольку человек приходит в мир не по своему выбору, поскольку он, очевидно, является совокупным наследником накоплений прошлого и поскольку этих накоплений более чем достаточно, чтобы соответствовать сформулированным здесь претензиям, из этого следует»2:

«(1) Что любой человек без различия расы, цвета кожи, исповедуемой религии и убеждений имеет право на пищу, одежду, медицинскую помощь и уход, необходимые для полной реализации его физического и интеллектуального потенциала и для поддержания его в состоянии здоровья от рождения до смерти.

«(2) Что он имеет право на образование, достаточное чтобы сделать его полезным и заинтересованным гражданином; ему должен быть открыт путь к специальному образованию, дабы обеспечить равенство возможностей для развития особых дарований на пользу человечеству; в течение жизни он должен иметь беспрепятственный доступ к информации по всем общим вопросам и пользоваться свободой дискуссий, собраний и вероисповедания.

«(3) Что он может по своему усмотрению выбрать себе занятие в рамках, допущенных законом, получать вознаграждение, которое ему причитается за эту работу, и претендовать на его увеличение, оправданное вкладом в общественное благосостояние. Он имеет право на оплачиваемую работу по найму и на свободный выбор места работы при наличии вакансий. Он может предпочесть работу на себя, и его предложение должно быть вынесено на публичное рассмотрение и принято или отклонено.

«(4) Что он имеет право покупать или продавать без дискриминационных ограничений все, что может быть продано или куплено, в таких количествах и с теми оговорками, которые обусловлены требованиями общественного благосостояния.

(Здесь я добавлю комментарий. Надо иметь в виду, что в коллективистских государствах продажа и покупка для получения дохода и прибыли не только не нужны, но невозможны. Фондовая биржа после 400 лет успешного функционирования обречена исчезнуть с прекращением действия рациональных мотивов, направленных либо на большие накопления, либо на рост сбережений на случай потери трудоспособности или увольнения. В период, предшествующий наступлению эпохи полной коллективизации, сбережения физических лиц, рассчитанные на дальнейшее потребление, возможно, смогут находиться под защитой паевых инвестиционных фондов, обслуживающих население. Вероятно, им будет отчисляться процент, рассчитанный на компенсацию инфляционного роста, который в условиях стабильного обогащения мирового сообщества станет постоянным. В обществе, в котором средства производства и все возможные объекты монополизации коллективизированы, предметами наследования и завещания смогут стать только относительно небольшие, красивые объекты, имеющие личную ценность, – они доставляют наследнику удовольствие, но не обеспечивают несправедливые социальные преимущества.)

«(5) Что он и его законно приобретенная личная собственность подлежат полицейской и легальной защите от посягательств, утраты, принуждения и угроз.

«(6) Что он может свободно перемещаться по всему миру на свои личные средства. Его частный дом или квартира, или огороженный сад разумных размеров – это его крепость, и войти туда можно только с его разрешения; но он имеет право въезжать и перемещаться по любым территориям, по болотам, горам, фермам, садам большого размера или по морям, озерам и рекам мира, где его присутствие не будет в каком-то смысле разрушительно или опасно для него самого или не станет представлять серьезное неудобство для сограждан.

«(7) Что человек, если он не объявлен компетентными властями опасным для самого себя или для остальных из-за психической ненормальности, это положение должно ежегодно подтверждаться, не должен подвергаться заключению в тюрьму на период более шести дней без предъявления ему обвинения в определенном нарушении закона, и на период более трех месяцев без открытого судебного процесса. По истечении этого максимального периода, если он не был судим и приговорен в результате надлежащей правовой процедуры, он должен быть освобожден. Человек он не может быть призван в армию, или полицию, или на любую другую службу, если он отказывается по соображениям совести.

«(8) Что хотя человек — субъект свободной критики со стороны его собратьев, он должен иметь адекватную защиту от любой лжи или неправильного истолкования, которые могут нанести ему ущерб или причинить вред. Все административные протоколы и записи о человеке должны быть открыты для его личного и приватного просмотра. Административные органы не могут иметь секретных досье. Доступ к досье должен быть открыт для человека, к которому они относятся, для проверки и корректировки по его требованию. Досье — это только меморандум, оно не может быть использовано в качестве доказательства без должного подтверждения в открытом судебном процессе.

«(9) Что ни один человек не может подвергаться каким-либо увечьям или стерилизации, за исключением случаев его свободно данного собственного согласия, или физическому насилию, если оно не вызвано применением силы с его стороны, или пыткам, избиению или другим телесным наказаниям; он не должен помещаться в тюрьму, где его подвергают психическим мучениям с использованием избытка тишины, шума, света и тьмы, или подвергнут заключению в места, инфицированные или зараженные паразитами или имеющие иные антисанитарные условия, или введен в состав группы людей, зараженных паразитами или больных. Он не должен насильно подвергаться кормлению или другим мерам по предупреждению голодной смерти против его желания. Человека нельзя принуждать к приему наркотиков, они не должны вводиться ему без его ведома и согласия. Крайнее наказание, которому может быть подвергнут человек, – это помещение в тюрьму в условия строгой изоляции на срок не более пятнадцати лет или смерть.

(Хотел бы отметить, что здесь не содержится аргументов против отмены смертной казни в любой стране. Не привожу я и доводов в пользу права покончить жизнь самоубийством, – это одно из основных прав, и никто не может быть за это наказан. Человек освобождается от жизни. Но угрозы и некомпетентные попытки покончить жизнь самоубийством принадлежат к совершенно другой категории. Это недостойные и мучительные действия, которые легко могут привести к вредным социальным последствиям, и нормальный гражданин должен иметь право на защиту от них.)

«(10) Что положения и принципы, включенные в эту Декларацию, должны быть более полно определены в кодексе фундаментальных прав человека, легкий доступ к которому должен быть обеспечен каждому. В отношении Декларации никакие оговорки или отступления недопустимы. Она включает в себя все предыдущие Декларации прав человека. В дальнейшем в новую эру она станет фундаментальным законом для человечества всего мира.

Ни один затрагивающий эти основные права договор или закон не может иметь обязательную силу для отдельного человека, области или другого административного подразделения, если он не был принят открыто и поддержан активно или с молчаливого одобрения всех взрослых граждан или если он не получил прямого одобрения большинства всенародно избранных представителей. При решении вопросов, связанных с коллективными действиями, люди должны подчиняться решениям большинства. Полномочия по определению или уточнению правонарушений и автономных правил местной власти, которые каким-то образом нарушают принятые здесь права и свободы, ни под каким предлогом – срочности, удобства и пр. – не могут возлагаться на администрацию. Законодательство должно быть общедоступным и недвусмысленным. Никакие секретные договоры не могут вменяться в обязанность физическим лицам, организациям или объединениям. Указы, имеющие силу закона, и им подобные постановления, расширяющие применение закона, недопустимы. Единственным первоисточником закона является человек, и так как жизнь течет постоянно, и в нее постоянно включаются новые граждане, ни одно поколение людей в целом или группа людей не может отказаться от законодательной власти или передать ее, так как законодательная власть является достоянием всего человеческого рода»

1 Прим. автора. – МФ.

2 Здесь и далее кавычки воспроизведены так, как они даны в английском тексте - МФ.