Декларация как греческий портик: проект Рене Кассена

 

Статьи 28-30: ОБЯЗАННОСТИ, ОГРАНИЧЕНИЯ, ЗАКОН;
Статьи 3-11: жизнь, свобода, неприкосновенность личности;
Статьи 12-17: права в гражданском обществе;
Статьи 18-21: права в государстве;
Статьи 22-27 - экономические, социальные и культурные права;
ПРЕАМБУЛА:
ДОСТОИНСТВО, СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО

ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ
Тщательное изучение Декларации

Элеанор Рузвельт в своей речи, призывающей к принятию Декларации, выразила надежду на то, что этот документ займет достойное место в ряду таких вех как Великая хартия вольностей, Декларация прав человека и граждан (Франция) от 1789 года, Билль о правах (США). Потенциально, документ, которому она дала жизнь, должен затронуть даже большее количество судеб, чем ранние ключевые документы, на пути длительной борьбы человечества за свободу, поскольку этот документ претендует на участие в судьбе каждого человека (независимо от пола) в мире. Английская Великая хартия вольностей защищает права баронов и прелатов от абсолютных монархов (в рамках абсолютной монархии). Американская Декларация независимости, при всей своем торжественном утверждении равенства, только оправдала разрыв с метрополией, на том основании, что колонисты были лишены прав англичан. Билль о правах и французская Декларация 1789 года провозглашали определенные политические и гражданские права для всех граждан. Всеобщая Декларация аккумулировала мудрость этих и других деклараций, но, в свою очередь, отразила растущее современное убеждение, что основные свободы включают «свободу от нужды» и, что данные свободы не должны обуславливаться принадлежностью к какой-либо нации, классу, расе или полу.
Всеобщая Декларация ознаменовала новый этап в истории прав человека. Благодаря акценту на достоинстве, на связи между свободой и солидарностью, документ олицетворяет дух плодотворной конституции и заключения международных договоров, последовавших после Второй мировой войны. Если читать документ так, как было задумано, т.е. целиком, он представляет собой комплексный документ, который опирается на концепцию достоинства человеческой личности в человеческой семье. Как по содержанию, так и по форме – это декларация независимости, независимости людей, наций и прав.
Рене Кассен сравнил декларацию с портиком. Он тщательно выбирал термин, поскольку знал, что Декларация никогда не станет чем-то большим, чем просто входом в лучший мир. По Кассену, преамбула, с ее семью величественными статьями, представляет собой ступеньки внутреннего двора портика. Общие принципы достоинства, свободы, равенства и братства (провозглашенные в Статьях 1 и 2) – это четыре фундаментных блока портика. Основное содержание Декларации состоит из прав человека, систематизированных в четыре колонки: права, касающиеся личности как таковой (Статьи 3-11); права личности, касающиеся взаимодействия с другими личностями или различными группами (Статьи 12-17); духовные, гражданские и публичные свободы (Статьи 18-21); экономические, социальные и культурные права (Статьи 22-27). Декларацию венчает фронтон (Статьи 28-30), соединяющий личность и общество, и размещающий перечисленные права в контексте границ, обязанностей, а также социального и политического устройства, в рамках которого они должны реализовываться.
Давайте прогуляемся по портику, отмечая связи между его частями и отдельными самыми интересными архитектурными деталями.

СТУПЕНЬКИ ВНУТРЕННЕГО ДВОРА
Преамбула и провозглашение Декларации, включая Статьи 1 и 2, относятся к, так называемой в гражданском праве, «общей части», излагающей предпосылки, цели и принципы, применяемые к нижеследующему.

ПРЕАМБУЛА
Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и
принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и
принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения; и
принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и
принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и
принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод; и
принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства,
Генеральная Ассамблея,
провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

Этот пролог устанавливает членство Декларации в большой семье базирующихся на основе достоинства правовых инструментов, которые были приняты после Второй мировой войны2. Как и другие члены семьи, Декларация разделяет идеи, связанные с базирующимся на свободе конституционализмом, переходящие в твердую приверженность социальной справедливости. Также как и они, Декларация воплощает в жизнь виденье упорядоченной свободы, базирующейся как на индивидуальном, так и на социальном понимании человека. Как и они, Декларация апеллирует к основополагающим характеристикам человеческой природы: человеческое достоинство считается «врожденным», люди считаются «рожденными» свободными и равными, и обеспеченными разумом и совестью.
Преамбула начинается с объединения свободы, справедливости и мира, и с заявления, что данные цели зависят от признания человеческого достоинства и прав. Предложение, что человеческие права являются всеобщими, принадлежащими «всем членам человеческой семьи», изменили традиционный взгляд на то, что отношения между суверенным государством и его жителями – это исключительно внутреннее дело. Также, в первом пункте, заслуживает внимания слово признание. До Второй мировой войны позитивизм (точка зрения, что нет других прав кроме гарантированных законами государства) процветал в США и Европе, и был догмой в СССР. Но законно санкционированные зверства, совершенные нацистской Германией, заставили многих переоценить предложение о том, что нет высшего закона, по которому можно судить законы суверенного государства/государства-нации. Декларация полностью отвергла позицию позитивизма утверждением, а не предоставлением, признания основных прав. Второй пункт в общих чертах заставляет вспомнить обстоятельства, которые дали толчок к развитию универсальных стандартов: «Пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества.» Данная статья взята из черновика Преамбулы Кассина, в которой первоначально упоминались кровавые злодеяния Первой и Второй мировых войн. Но на этапе третьего комитета ссылка была убрана, чтобы избежать впечатления, что Декларация была только ответом на особые исторические обстоятельства3. Кассин признал, что это было мудрым решением. Позднее он написал: «ООН отказалась низвести Декларацию до уровня акта неприятия прошлого»4. В статье говорится о надеждах на лучший мир, в котором люди будут наслаждаться тем, что современный читатель узнает как 4 свободы Франклина Рузвельта: «свобода слова и вероисповедания, свобода от страха и нужды»5. Формулировка целей войны Рузвельта стала камнем преткновения для создателей Декларации, начиная с черновика Хамфри.
Третий пункт особо выделяет ключевую концепцию: важность и хрупкость правовых норм. Отражая аллюзии на право на восстания в Декларации Независимости США и других документах, эта статья напоминает народам/нациям, что они игнорируют права человека на собственный риск. И Кассин и Хамфри включили право на сопротивление тирании и угнетению в свои проекты; но Комиссия по правам человека сбалансировала это почтенное мнение надеждой на то, что декларация способствует мирному разрешению конфликтов, и решила не провозглашать фундаментальное право на сопротивление6. Если люди не должны прибегать к насилию против угнетения, «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона».
Четвертый и пятый пункт крепко закрепляют Декларацию в Уставе ООН. Путем безоговорочного включения женщин, ссылаясь на свободу от нужды и пробуждая приверженность Устава ООН к лучшим стандартам жизни, Преамбула сигнализирует, что Декларация - не только универсализация «прав человека» 18 века, но и часть нового этапа в истории прав человека.
Последние два пункта «принимая во внимание» перечисляют обязательства по продвижению прав человека и основных свобод и косвенно признают будущие трудности, утверждая, что «всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства».
Преамбула завершается пунктом провозглашения, озвучивающим суть документа. Этот пункт проясняет, что Декларация не является обязывающим договором. Элеонор Рузвельт настояла на этом пункте в своей речи от 9 декабря:

Давая одобрение Декларации сегодня, очень важно четко помнить основной характер документа. Это не соглашение; это не международный договор. Она не является и не претендует на заявление по вопросу права или правовое обязательство. Это декларация основных принципов прав человека и свобод, с отметкой одобрения Генеральной Ассамблеи ООН путем официального голосования ее членов, и должна служить в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства7.

Как заметила Элеонор Рузвельт, Декларация адресована не только нациям/народам. Это «задача, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства», по отношению к которой «каждый человек и каждый орган общества» должен прилагать усилия, и по которой можно измерить поведение наций и народов.
Термин декларация был официально закреплен Секретариатом ООН как «официальный и торжественный документ, который подходит для редких случаев, когда провозглашаются принципы, имеющие огромную и непреходящую ценность»8. Несмотря на то, что декларация не обладает обязательным характером, она «может, по обычаю, признана как устанавливающая правила, обязательные для государств». Что касается Всемирной Декларации, то ее права в 1948 уже имели законную силу во многих государства, и с тех пор были внедрены во внутренние правовые системы многих стран9. Некоторые части рассматриваются как будущая составляющая «обычного международного права», хотя степень, в которой это произошло, достаточно спорна10.

ФУНДАМЕНТНЫЕ БЛОКИ

Декларация начинается не с права, а с двух вступительных статей, которые вместе с Преамбулой должны были задать тон всей Декларации.
Статья 1. Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.
Статья 2. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.
Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.
Если бы все сложилось так, как хотел Кассин, Статья 29 по обязанностям и ограничениям стала бы третьей по счету. Но в этом вопросе победил Ченг, который утверждал, что логичнее поставить ограничения по правам после изложения самих прав.
При составлении точной формулировки Статьи 2, Комиссия по правам человека полностью положилась на совет Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. Первый параграф, подкрепляющий принцип универсальности, проясняет, что в Декларации «каждый человек» действительно означает каждый человек – «без какого бы то ни было различия». К неэксклюзивному перечню форм дискриминации, основывающейся на расе, поле, языке и религии, Устава ООН, Параграф 1 добавляет дискриминацию по цвету кожи, мнению, национальности, социальному происхождению, материальным обстоятельствам и рождению. Второй параграф, утвержденный, как мы видели, несмотря на возражения метрополий, не оставил сомнений, что «каждый человек» включает всех, находящихся под колониальным господством, иностранной оккупацией, в том числе людей, лишенных самоуправления.

ПЕРВАЯ КОЛОННА
Первый раздел Декларации (Статьи с 3 по 11) посвящен хорошо известным правам человека, которые вошли в конституции многих стран, включая Советский Союз: право на жизнь, право на свободу и неприкосновенность, запрет рабства и пыток, равенство перед законом, эффективная защита от нарушения фундаментальных прав и свобода от незаконного ареста и содержания под стражей, гарантии справедливого ведения уголовного процесса, презумпция невиновности и отмена принципа «обратной силы» в уголовном праве.
Статья 3. Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и неприкосновенность личности.
Статья 4. Человек не должен удерживаться в рабстве или на каторжных работах: рабство и работорговля должны быть запрещены в любой форме.
Статья 5. Человек не должен подвергаться пыткам или жестокости, бесчеловечному или унизительному обращению.
Статья 6. Каждый имеет право на признание его как личности перед законом, где бы то ни было.
Статья 7. Все равны перед законом и имеют право на его защиту. Все имеют право на защиту в равной степени от дискриминации, нарушающей данную Декларацию или от подстрекательства к подобной дискриминации.
Статья 8. Каждый имеет право на защиту в компетентных национальных судах в случае нарушения фундаментальных прав, гарантируемых конституцией или другим законом.
Статья 9. Человек не должен подвергаться безосновательному аресту, задержанию или выселению.
Статья 10. Каждый имеет право на честное и публичное слушание в независимом и беспристрастном суде при определении его прав и обязанностей, а также при выдвижении против него уголовного обвинения.
Статья 11. (1) Каждый, обвиняемый в уголовном преступлении, имеет право быть признанным невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана на законных основаниях в открытом судебном заседании, в котором ему будут обеспечены все необходимые для защиты условия. (2) Никто не должен удерживаться под стражей за уголовное преступление, деяние или бездействие, в котором нет состава преступления по определению национального или международного права на момент его совершения. Так же не должно применяться более суровое наказание, чем было предусмотрено за подобное преступление в момент его совершения.

Данные статьи, целью которых являются защита от агрессии и гарантия справедливости различных процедур, лежат в основе большинства опубликованных в последнее время дискуссий о правах человека. У них богатое прошлое: они вызвали жаркие споры в процессе разработки; потребовали наименьшее время рассмотрения в третьем чтении и были единогласно приняты Генеральной Ассамблеей.
Кроме того, данные статьи ещё и наиболее четко прописаны, что не почти оставляет простора для их трактования. По словам П.К. Чанга, эта группа прав может рассматриваться как объяснение и уточнение принципов изложенных в Статье 3. Статья 11 была принята легко, хотя и послужила поводом для обсуждения вопроса, не был ли нарушен принцип неприменения обратной силы закона на Нюрнбергском процессе. Тэлфорд Тейлор, работавший в прокуратуре США, написал в своих воспоминаниях о заседаниях: «Нет никакой возможности, что когда-нибудь этот спор будет разрешен». Он также отметил, что в Нюрнберге был создан прецедент на будущее, официально ратифицированный Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1964 года, «утвердив принципы международного права, признанные уставом Нюрнбергского Трибунала и судебным решением Трибунала». Американские читатели могут заметить, что в этом перечне опущены такие знакомые им по Биллю о Правах США пункты, как требования заседания суда присяжных, право на рассмотрение судом присяжных уголовных дел и запрет на повторное осуждение. Данные пункты были опущены по причине того, что члены Комиссии по Правам Человека стремились документ, декларирующий основные идеи, с возможностью его улучшения и доработки различными нациями по их усмотрению.
 

ВТОРАЯ КОЛОННА
Статьи с 12 по 17 касаются в основном прав человека в гражданском и политическом обществе. Они включают в себя право на невмешательство «в личную жизнь, в личную жизнь семьи или в личную корреспонденцию» и право на защиту «чести и репутации»; право на свободу передвижения и возвращения; право на поиск и получения политического убежища; право на национальность; положения о браке и семье и право на владение собственностью. Американские читатели опять-таки заметят отсутствие следующих положений: требования о наличии ордера при обыске, запрета на расквартирование войск в личных жилищах граждан в мирное время; обязательства по компенсации в случае использования частной собственности в общественных целях.
Статья 12. Каждый имеет право на невмешательство в его личную жизнь, личную жизнь его семьи и личную корреспонденцию, а также на неприкосновенность его чести и репутации. Каждый имеет право на законную защиту от подобного ущемления.
Статья 13. (1) Человек имеет право на перемещение и поселение в границах любого штата. (2) Человек имеет право покинуть любую страну, в том числе свою собственную, и вернуться в неё.
Статья 14. (1) Человек имеет право искать и получать защиту от преследований в других странах. (2) Данное право не может быть реализовано в случае преследования неполитических преступников или за действия, противоречащие принципам работы ООН.
Статья 15. (1) Человек имеет право на национальность. (2) Человека никто не имеет права лишить национальности или помешать её изменить.
Статья 16. (1) Совершеннолетние мужчины и женщины имеют право вступать в брак и создавать семью вне зависимости от расы, национальности и вероисповедания. Они имеют равные права до вступления в брак, в браке и при его расторжении. (2) Брак должен заключаться лишь на основании полного и добровольного согласия обеих сторон. (3) Семья является естественной и основополагающей единицей общества и подлежит его защите обществом и государством.
Статья 17. (1) Человек имеет право владеть собственностью, как единолично, так и с партнерами. (2) Никого нельзя произвольно лишать собственности.
Статьи о свободе передвижения, убежище и национальности представляют, на наш взгляд, важное нововведение: эти права имеют международное распространение. В частности, статья о свободе передвижения была больным вопросом для Советского Союза. В инструкции Павлову в апреле 1948 года Политбюро обращало особое внимание на тот факт, что проект декларации «содержит статьи, провозглашающие полную свободу гражданина по отношению к его стране, государству и населению». Павлову предписывалось выступить против статьи о свободе передвижения, так как она устанавливает «право человека покинуть страну и получить гражданство другой страны, пренебрегая законами и интересами Родины».
Статья 16 представляет собой смесь старых и новых идей различного происхождения. Она сильно опередила большинство государственных законодательств того времени, провозгласив равные права супругов в браке и при его расторжении. Постулат о «защите семьи обществом и государством», с другой стороны, уже был закреплен законодательно, прописан во многих конституциях и быстро распространялся. Статья 16 не имела аналога в Конституции США. Однако положение о свободе вступать в брак дало основание для применения этого принципа в контексте конституционного права в 1967 году, когда Верховный Суд отменил законы, запрещавшие межрасовые браки, заявив, что «Свобода вступать в брак всегда признавалось одним из жизненно важных законов, необходимых для счастья свободного гражданина». Статья 17 о собственности вызвала много дебатов. Соединенные Штаты активно поддерживали право владеть личной собственностью и право на защиту от её использования в общественных целях без соответствующих гарантий. Представители лейбористского правительства Великобритании, однако, настаивали на отмене этой статьи, аргументируя это широким распространением прав собственности, что делало бессмысленным обсуждение этих прав. Многие Латиноамериканцы взяли иной курс: они хотели, чтобы в статье закреплялось право на достаточное количество собственности, необходимое для достойной жизни. Союз, со своей стороны, не поддерживал идею определять качество жизни исходя из личной собственности, и настаивал на учитывании в статье различных экономических систем разных стран. Компромисса достигли тем, что опустили слово «личный» и сделали, после долгих переговоров, формулировку более общей. Права из второй колонны более открытые, чем защиты от насилия и произвола из первой колонны, что дает больше свободы для их трактования. Человек в любой стране имеет право не подвергаться пыткам, однако различные страны, в законных пределах, могут ставить условия изъятия частной собственности в публичное пользование.

 

ТРЕТЬЯ КОЛОННА (подробнее)

Статьи 18-21 содержат группу прав, которые были предметом особой гордости представителей либеральных демократий: свобода вероисповедания в Статье 18; свобода убеждений, самовыражения и коммуникаций в Статье 19; свобода собраний и ассоциаций в Статье 20; принцип участия в государственном управлении в Статье 21.
Статья 18. Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.
Статья 19. Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 20. (1) Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций. (2) Никто не может быть принуждаем вступать в какую-либо ассоциацию.
Статья 21. (1) Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей. (2) Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране. (3) Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования.
Советская сторона, в соответствии с теорией Маркса о том, что свобода реализуется в коллективе, обозначила Статьи 18-20 как голословные. По учебнику Андрея Вышинского «Советское государственное право» эти, так называемые, свободы представляли угрозу для борющихся народных республик и были «наиболее ложными и лицемерными аспектами закона.»16
Делегаты СССР не выступили открыто против этих «буржуазных» прав в Комиссии по Правам Человека, но предложили привести их в соответствие с советской Конституцией, где они сопровождались уточняющими фразами, чтобы их применение соответствовало интересам рабочих и служило укреплению социалистической системы. Представители социалистического блока неоднократно вносили на рассмотрение поправки об отказе в этих правах «фашистам и нацистам». Эти предложения постоянно отклонялись после того, как представитель Комиссии, обычно это был Чанг или Кассен, указывал, что эта группа прав, как и другие права, уже ограничены общим образом в Статьях 29 и 30.
В Статье 18 о свободе вероисповедания отсутствует отличительная черта Американского Билля о Правах, касающаяся религиозных организаций в Поправке І: «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной…». Статья также содержит более подробное описание свободы вероисповедания, включающее «исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими…». Как видим, решение особо отметить свободу смены религиозных убеждений (уже входящую в содержание свободы вероисповедания) стало камнем преткновения для Саудовской Аравии.
Разногласия между демократическим и коммунистическим режимами, а также между плановой и рыночной экономиками были так велики, что соглашение о праве на участие в государственном управлении и на частную собственность могло быть достигнуто только при широких возможностях для локальных вариаций. В Комиссии по Правам Человека, представители либеральных демократий пытались участие в политических партиях в Статью 21 на том основании, что, как указал представитель Бельгии Фернан Деус, наличие двух или трех партий необходимо для действительно демократической системы. Но Павлов энергично защищал советскую однопартийную систему «с полным представительством», и Деус из соображений консенсуса отозвал эту поправку. В третьем комитете коммунистические режимы, монархии и колониальные власти объединились большинством голосов в поддержку принципов Статьи 21, которая однажды изменит их мир.

 

ЧЕТВЕРТАЯ КОЛОННА (подробнее)

В отличие от статей 3-20, в которых главным образом говорится о том, что люди не должны делать, статьи 22-27 иногда говорят о том, что должно быть сделано для людей. Представители западных либеральных демократий были озабочены не погашением частной инициативы или передачей государству слишком больших полномочий, в то время, как представители советского блока все также утверждали, что эти права бессмысленны без сильного государства, ответственного за здоровье, образование и благосостояние.
Все права в четвертой колонне упомянуты в статье 22, вводной части или мини-амбулы, которая описывает их как «незаменимые» и причисляет их к традиционной защите личности.
Статья 22.
Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства.

Статья 23.
1. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.
2. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд.
3. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.
4. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов.
Статья 24.
Каждый человек имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск.
Статья 25.
1. Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам.
2. Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой.
Статья 26
1. Каждый человек имеет право на образование. Образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным, и высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.
2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами, и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.
3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.
Статья 27.
1. Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами.
2. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является.

 

Отсылка во вступлении к «структуре» каждого государства – ключ, так как он открывает свободу выбора между способами стремления к общим социальным и экономическим целям – государственная политика и программы, международные инициативы, динамика рынка, добровольные действия, или различные комбинации подходов. Отсылка к «ресурсам» также решающая – это своеобразный ответ страхам Египта, Индии и других бедных стран по поводу возведения «воздушных замков». Они должны уяснить, что право на социальную защищенность может быть обеспечено по мере увеличения ресурсов.
Большинство положения статей 23 и 24 уже было в социальном законодательстве либеральных демократий (благоприятные условия труда, включающие оплачиваемые отпуска и ограниченное рабочее время; защита от безработицы; право создавать профессиональные союзы и входить в них; защита материнства и детства). Менее узнаваемым, тем не менее, были упомянутые в статье 23 «право на труд» и «право на равную оплату за равный труд» без какой-либо дискриминации; в статье 25 право на необходимые жизненный уровень для работника и его семьи; и право на образование из статьи 26. Последнее предложение в статье 25 – дети, родившиеся вне брака – важная конкретизация статьи 2 принципа недискриминации. Это было одним из ранних подтверждений принципа, который в итоге изменит национальное законодательство почти везде.
Желание Комиссии по Правам Человека о согласованности стиля – особенно в использовании фразы «Каждый имеет право» - руководило общепризнанным альтернативным подходом к группе этих проблем. На национальном уровне, принципы благосостояния иногда была оформлены как обязанности общества или государства, нежели права человека. Оглядываясь в прошлое, наверно, можно сожалеть о том, что законодатели, работая с этими статьями, не адаптировали модель обязанности. Имело бы смысл выразить социальную защищенность и принципы благосостояния как общую обязанность, чем права, как это сделано в большинстве мировых культур. Также это оставило бы пространство для экспериментов с различными вариантами подходов к частному и публичному.
Статья 26 об образовании – одна из немногих в Декларации, на которую прямо повлиял Европейский Холокост. В Комиссии по Правам Человека была сравнительно маленькая дискуссия о зверствах нацистов, скорее всего потому, что участники причисляли наказание военных преступников к военному законодательству (Нюрнбергские принципы и Конвенция о геноциде) и своей задачей считали создание условий для мира. В Комиссии было соглашение, что образование являлось решающим для цели установления «свободы, справедливости и мира во всем мире», и что первый абзац статьи 26 был составлен, чтобы обозначить эту идею. Второй абзац был добавлен на встрече в Женеве, после того, как наблюдатель Всемирного Еврейского Конгресса заметил, что статья «устанавливала технические рамки», но «ничего не говорила о духе управления образованием». Считая, что недостаток внимания к этому необходимому вопросу в Германии «было главное причиной двух катастрофических войн», он внес на предложение то, что стало статьей 26(2). Отсылка к действиям ООН была добавлена на уровне третьего комитета по предложению США и Мексики. Абзац про родительские права был рекомендован, как мы видим, воспоминаниями о стратегии нацистов по внушению мыслей. Он предусматривает разграничение между новым правом на образование и предыдущей идей о защите семьи в статье 16.

Также рекомендуем:
Мэри Энн Глендон "Мир создан заново: Элеонора Рузвельт и Всеобщая Декларация Прав Человека".

Волонтеры, работавшие над экспонатом:
Светлана Балинченко, Украина (Горловка), преподаватель Горловского университета, руководитель студенческого дискуссионного клуба;Татьяна Журавлева, корреспондент МПД.

Ольга Веселовская, Россия, волонтер Музея

Татьяна Журавлева.
Юлия Халикова.