Мэри Энн Глендон "Мир создан заново: Элеонора Рузвельт и Всеобщая Декларация Прав Человека"

ГЛАВА 10
ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ
Тщательное изучение Декларации

Элеанора Рузвельт в своей речи, призывающей к принятию Декларации, выразила надежду на то, что этот документ займет достойное место в ряду таких вех как Великая хартия вольностей, Декларация прав человека и граждан (Франция) от 1789 года, Билль о правах (США). Потенциально, документ, которому она дала жизнь, должен затронуть даже большее количество судеб, чем ранние ключевые документы, на пути длительной борьбы человечества за свободу, поскольку этот документ претендует на участие в судьбе каждого человека (независимо от пола) в мире. Английская Великая хартия вольностей защищает права баронов и прелатов от абсолютных монархов (в рамках абсолютной монархии). Американская Декларация независимости, при всей своем торжественном утверждении равенства, только оправдала разрыв с метрополией, на том основании, что колонисты были лишены прав англичан. Билль о правах и французская Декларация 1789 года провозглашали определенные политические и гражданские права для всех граждан. Всеобщая Декларация аккумулировала мудрость этих и других деклараций, но, в свою очередь, отразила растущее современное убеждение, что основные свободы включают «свободу от нужды» и, что данные свободы не должны обуславливаться принадлежностью к какой-либо нации, классу, расе или полу.
Всеобщая Декларация ознаменовала новый этап в истории прав человека. Благодаря акценту на достоинстве, на связи между свободой и солидарностью, документ олицетворяет дух плодотворной конституции и заключения международных договоров, последовавших после Второй мировой войны. Если читать документ так, как было задумано, т.е. целиком, он представляет собой комплексный документ, который опирается на концепцию достоинства человеческой личности в человеческой семье. Как по содержанию, так и по форме – это декларация независимости, независимости людей, наций и прав.
Рене Кассин сравнил декларацию с портиком1. Он тщательно выбирал термин, поскольку знал, что Декларация никогда не станет чем-то большим, чем просто входом в лучший мир. По Кассину, преамбула, с ее семью величественными статьями, представляет собой ступеньки внутреннего двора портика. Общие принципы достоинства, свободы, равенства и братства (провозглашенные в Статьях 1 и 2) – это четыре фундаментных блока портика. Основное содержание Декларации состоит из прав человека, систематизированных в четыре колонки: права, касающиеся личности как таковой (Статьи 3-11); права личности, касающиеся взаимодействия с другими личностями или различными группами (Статьи 12-17); духовные, гражданские и публичные свободы (Статьи 18-21); экономические, социальные и культурные права (Статьи 22-27). Декларацию венчает фронтон (Статьи 28-30), соединяющий личность и общество, и размещающий перечисленные права в контексте границ, обязанностей, а также социального и политического устройства, в рамках которого они должны реализовываться.
Давайте прогуляемся по портику, отмечая связи между его частями и отдельными самыми интересными архитектурными деталями.

СТУПЕНЬКИ ВНУТРЕННЕГО ДВОРА
Преамбула и провозглашение Декларации, включая Статьи 1 и 2, относятся к, так называемой в гражданском праве, «общей части», излагающей предпосылки, цели и принципы, применяемые к нижеследующему.

ПРЕАМБУЛА
Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и
принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и
принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения; и
принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и
принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и
принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод; и
принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства,
Генеральная Ассамблея,
провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

Этот пролог устанавливает членство Декларации в большой семье базирующихся на основе достоинства правовых инструментов, которые были приняты после Второй мировой войны2. Как и другие члены семьи, Декларация разделяет идеи, связанные с базирующимся на свободе конституционализмом, переходящие в твердую приверженность социальной справедливости. Также как и они, Декларация воплощает в жизнь виденье упорядоченной свободы, базирующейся как на индивидуальном, так и на социальном понимании человека. Как и они, Декларация апеллирует к основополагающим характеристикам человеческой природы: человеческое достоинство считается «врожденным», люди считаются «рожденными» свободными и равными, и обеспеченными разумом и совестью.
Преамбула начинается с объединения свободы, справедливости и мира, и с заявления, что данные цели зависят от признания человеческого достоинства и прав. Предложение, что человеческие права являются всеобщими, принадлежащими «всем членам человеческой семьи», изменили традиционный взгляд на то, что отношения между суверенным государством и его жителями – это исключительно внутреннее дело. Также, в первом пункте, заслуживает внимания слово признание. До Второй мировой войны позитивизм (точка зрения, что нет других прав кроме гарантированных законами государства) процветал в США и Европе, и был догмой в СССР. Но законно санкционированные зверства, совершенные нацистской Германией, заставили многих переоценить предложение о том, что нет высшего закона, по которому можно судить законы суверенного государства/государства-нации. Декларация полностью отвергла позицию позитивизма утверждением, а не предоставлением, признания основных прав. Второй пункт в общих чертах заставляет вспомнить обстоятельства, которые дали толчок к развитию универсальных стандартов: «Пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества.» Данная статья взята из черновика Преамбулы Кассина, в которой первоначально упоминались кровавые злодеяния Первой и Второй мировых войн. Но на этапе третьего комитета ссылка была убрана, чтобы избежать впечатления, что Декларация была только ответом на особые исторические обстоятельства3. Кассин признал, что это было мудрым решением. Позднее он написал: «ООН отказалась низвести Декларацию до уровня акта неприятия прошлого»4. В статье говорится о надеждах на лучший мир, в котором люди будут наслаждаться тем, что современный читатель узнает как 4 свободы Франклина Рузвельта: «свобода слова и вероисповедания, свобода от страха и нужды»5. Формулировка целей войны Рузвельта стала камнем преткновения для создателей Декларации, начиная с черновика Хамфри.
Третий пункт особо выделяет ключевую концепцию: важность и хрупкость правовых норм. Отражая аллюзии на право на восстания в Декларации Независимости США и других документах, эта статья напоминает народам/нациям, что они игнорируют права человека на собственный риск. И Кассин и Хамфри включили право на сопротивление тирании и угнетению в свои проекты; но Комиссия по правам человека сбалансировала это почтенное мнение надеждой на то, что декларация способствует мирному разрешению конфликтов, и решила не провозглашать фундаментальное право на сопротивление6. Если люди не должны прибегать к насилию против угнетения, «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона».
Четвертый и пятый пункт крепко закрепляют Декларацию в Уставе ООН. Путем безоговорочного включения женщин, ссылаясь на свободу от нужды и пробуждая приверженность Устава ООН к лучшим стандартам жизни, Преамбула сигнализирует, что Декларация - не только универсализация «прав человека» 18 века, но и часть нового этапа в истории прав человека.
Последние два пункта «принимая во внимание» перечисляют обязательства по продвижению прав человека и основных свобод и косвенно признают будущие трудности, утверждая, что «всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства».
Преамбула завершается пунктом провозглашения, озвучивающим суть документа. Этот пункт проясняет, что Декларация не является обязывающим договором. Элеонор Рузвельт настояла на этом пункте в своей речи от 9 декабря:

Давая одобрение Декларации сегодня, очень важно четко помнить основной характер документа. Это не соглашение; это не международный договор. Она не является и не претендует на заявление по вопросу права или правовое обязательство. Это декларация основных принципов прав человека и свобод, с отметкой одобрения Генеральной Ассамблеи ООН путем официального голосования ее членов, и должна служить в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства7.

Как заметила Элеонор Рузвельт, Декларация адресована не только нациям/народам. Это «задача, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства», по отношению к которой «каждый человек и каждый орган общества» должен прилагать усилия, и по которой можно измерить поведение наций и народов.
Термин декларация был официально закреплен Секретариатом ООН как «официальный и торжественный документ, который подходит для редких случаев, когда провозглашаются принципы, имеющие огромную и непреходящую ценность»8. Несмотря на то, что декларация не обладает обязательным характером, она «может, по обычаю, признана как устанавливающая правила, обязательные для государств». Что касается Всемирной Декларации, то ее права в 1948 уже имели законную силу во многих государства, и с тех пор были внедрены во внутренние правовые системы многих стран9. Некоторые части рассматриваются как будущая составляющая «обычного международного права», хотя степень, в которой это произошло, достаточно спорна10.

ФУНДАМЕНТНЫЕ БЛОКИ

Декларация начинается не с права, а с двух вступительных статей, которые вместе с Преамбулой должны были задать тон всей Декларации.
Статья 1. Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.
Статья 2. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.
Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.
Если бы все сложилось так, как хотел Кассин, Статья 29 по обязанностям и ограничениям стала бы третьей по счету. Но в этом вопросе победил Ченг, который утверждал, что логичнее поставить ограничения по правам после изложения самих прав.
При составлении точной формулировки Статьи 2, Комиссия по правам человека полностью положилась на совет Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. Первый параграф, подкрепляющий принцип универсальности, проясняет, что в Декларации «каждый человек» действительно означает каждый человек – «без какого бы то ни было различия». К неэксклюзивному перечню форм дискриминации, основывающейся на расе, поле, языке и религии, Устава ООН, Параграф 1 добавляет дискриминацию по цвету кожи, мнению, национальности, социальному происхождению, материальным обстоятельствам и рождению. Второй параграф, утвержденный, как мы видели, несмотря на возражения метрополий, не оставил сомнений, что «каждый человек» включает всех, находящихся под колониальным господством, иностранной оккупацией, в том числе людей, лишенных самоуправления.

Примечание:
Это неполный перевод раздела книги. Позже появится его дополнение.

Также рекомендуем смотреть:
Интервью с Мэри Энн Глендон, автором книги "Мир создан заново: Элеонора Рузвельт и ВДПЧ" (+ текстовая расшифровка на русском языке).

Волонтеры, работавшие над экспонатом:
Поисками и изучением книги занимался Дмитрий Макаров, Россия, Молодежное Правозащитное Движение.
Перевод подготовили Светлана Балинченко, Украина (Горловка), преподаватель Горловского университета, руководитель студенческого дискуссионного клуба и Татьяна Журавлева, Украина (Горловка).