Глиняный цилиндр царя Кира — первая в мире Хартия прав человека?

Текст: Артем Марченков, Италия-Россия

В споре за честь называться «родиной прав человека» участвуют куда больше городов и стран, чем древнегреческих полисов, конкурирующих за право слыть местом рождения Гомера. И это несмотря на общеизвестный факт провозглашения прав человека в качестве универсальных морально-юридических норм на Генеральной Ассамблее ООН 10 декабря 1948 года в Нью-Йорке.

Позже у принятой тогда Всеобщей Декларации Прав Человека появилось множество братьев и сестер — Конвенций, Биллей, Пактов, Соглашений, Стандартов. Их родственные связи детально описаны описаны в литературе и в целом прозрачны. Куда сложнее достоверно определить генеалогию прав человека. Ведь не взялись же пресловутые 30 статей ВДПЧ (см. их анимированная история) только из кудрявых голов дипломатов и интеллектуалов, работавших над текстом (Джон Питер Хамфри, Чарльз Хабиб Малик, Жак Маритен, Чжан Пэнчунь и др.). Не вручал их и Всевышний, как скрижали Моисею на горе Синай. За каждой буквой документа стояли века гуманитарных мечтаний и открытий, утопические надежды античных и средневековых философов, миссии монашеских орденов и визионерские откровения еретических пророков, яростные споры европейских правоведов и просветителей - словом всех, кто словом и делом, вольно или невольно, толкал историю в сторону будущего, где свобода и личное достоинство человека — отправные точки глобального общественного договора.

Одним из очевидных недостатков в реконструкции религиозно-мифологических, этико- юридических и гуманитарных корней прав человека является с трудом изживаемый европоцентризм. Он лишь отчасти обусловлен признанием исключительной роли европейских сообществ в формировании и распространении представлений о естественных правах, в драматическом и зачастую несправедливом, антигуманном процессе глобализации (именно Европа повинна в начале двух Мировых войн, в существовании колониальных империй, атлантической работорговли etc).

Однако среди главных причин акцентирования внимания на западном происхождении норм ВДПЧ я бы назвал элементарное незнание и недостаточную рефлексивную проработку всемирной истории прав человека. Как из интеллектуальной протоплазмы столетий и цивилизаций выделить ту нить, что в XX веке синхронно вывела к необходимости создания международного гуманитарного права, к признанию универсальности человека, к согласованию своего рода «минимума человечности» в отношениях «власти и единицы»? Указанный недостаток понятен и простителен. Но над его устранением стоит специально работать, чтобы влиять на довольно распространенное (увы) и весьма вредное по последствиям искажение истины, подающее права человека как продукт лоббистских усилий политических элит Европы и США, который задним числом навязали всему миру и отныне используют как инструмент ценностной вестернизации, как «троянского вируса», подрывающего легитимность правительств суверенных государств, как предлог для военных интервенций и информационных атак.

Иначе говоря, создание стереоскопической, всемирной истории прав человека важно и для ликвидации «белых пятен» в историографии, и для того, чтобы правозащитникам, адвокатам, гражданским активистам не приходилось терять время и силы, натыкаясь на негативные стереотипы общественного мнения и доказывая, что случаи геополитической инструментализации темы прав человека являются отклонением, с которым стоит бороться всем миром, а не чем-то присущим теории прав человека и закодированным в телосе международного права. Разумеется, наспех столь громоздкую и сложную интеллектуальную работу не проделать: нужна энциклопедическая эрудиция, знание языков, умение работать с источниками, не осовременивая их и не приписывая им искомых смыслов. Масштабы такой задачи отпугнут исследователей, привыкших отправляться в долгие интеллектуальные путешествия только после того, как получена соответствующая экипировка (методики, план, концептуальный аппарат и т. д.) и деньги на дорожные расходы (грант, зарплата в солидной научной институции etc). Однако тех, кому по душе приключения, для кого вопросы жизни интереснее, чем книжные импульсы и бесконечное реферирование классиков, вполне могли бы откликнутся и на столь дерзкое начинание, каковым в данным момент является Виртуальный Музей Всеобщей Декларации Прав Человека - http://museum.udhr1948.org.

Уж что что, а радушный прием и бесконечный горизонт интеллектуальных задач им точно будет гарантирован. Ведь амбиция этого проекта — не механическая републикация архивных материалов, освещающих процесс написания ВДПЧ в рамках Специальной ООНовской Комиссии под предводительством Элеоноры Рузвельт или восстановление хронологии перипетий закулисной полемики представителей правительств накануне голосования 10 декабря 1949 года. Через установление генеалогии ВДПЧ и показа «из какого сора» родились ее тридцать статей команда проекта надеется начать по-настоящему большой и откровенный разговор о том, что мы сейчас, в начале XXI века думаем о философско-антропологических и социокультурных основаниях прав человека, как нам отстоять принцип их универсальности (см. "Аз съм просто човек"), как не допустить вырождения столь значимого текста до разряда непререкаемых догм, на которые стоит молиться и которые вовсе не обязательно понимать.

+ + +

В коридоре на втором этаже здания Организации Объединенных Наций, между залами Совета Безопасности и аудиториями Экономического и Социального Совета, стоит копия так называемого «цилиндра Кира» (оригинал — в Британском музее). Этот артефакт был подарен ООН иранским правительством и лично шахом Мохаммедом Реза Пехлеви.

Подарку предшествовала одна из самых громких попыток оспорить мнимое европейское авторство на «права человека». Иранцы настаивали, что именно Персия времен царя Кира Великого должна быть признана всем миром в качестве родины ценностей и норм гуманитарного права и в доказательство этого предъявляли перевод клинописных знаков глиняного цилиндра, найденного в 1879-ом году, во время раскопок в Вавилоне, в храме Эсагила.

По мнению Пехлеви, Кир (Курош) был первым правителем на планете, который даровал подданным своей огромной империи свободу религиозных убеждений (сам он был зороастрийцем), а также объявил о приверженности принципам гуманности, свободы и справедливости безотносительно к этническому и конфессиональному происхождению людей, на которых действие этих принципов распространялись.

Еще в 1967-ом году шах и паладины объявленной им «белой революции» в Иране сделали тезис о послании Кира частью государственной пропаганды и всячески способствовали закреплению за находкой неформального титула «первой в истории Декларации Прав Человека». При праздновании 2500 лет персидской монархии (1971 год) права человека пиарились властями чуть ли не как квинтэссентция национальных ценностей и основы затеянной режимом модернизации. Этому можно было бы только радоваться, кабы не бросающееся в глаза противоречие между ООНОвской трактовкой прав человека как норм естественного права и ее иранской модификации, в которой права человека — милость просвещенного монарха и элит.

Кроме того, у экспертов были большие сомнения, что торжественное шествие к могиле царя Кира в Пасагардах, экспозиция цилиндра в тегеранской башне Азади и прочие мемориальные ритуалы напрямую связаны с готовностью властей содействовать соблюдению прав человека в стране, поощрять развитие правозащитных организаций в регионе и т.п. (см. музыкальные репорты об актуальном положении вещей - ""Million Shadows", "Zendanie Siassi", "The Song for X", "Someday the Revolution song", "Ba tashakor as shoma", "Pasho...")

ГенСекретарь ООН У Тан 14 октября 1971 года принял в подарок копию цилиндра из рук принцессы Ашраф Пехлеви и тем самым косвенно содействовал распространению легенды о «самой древней Декларации прав человека». Некоторые историки и археологи откликнулись на этот медиасюжет не столько возмущенными, сколько снисходительно-ироническими публикациями, отмечающими, что речь идет не об установлении фактов, а о исторической мифологии, что древний мир полон монументов и надписей, прославляющих гуманность царей и то, как не нарадуются подданные жизни под их милосердной опекой ниспосланных богами земных владык. Немецкий историк Йозеф Визехёфер и специалист по древнеперсидской истории династии Ахеменидом М.А. Дандамаев даже язвили, что ООН поддалось влиянию двойной пропаганды (Кира и шаха Пехлеви) и согласилось выставить древнего монарха чуть ли не как «чемпиона ООН в политике защиты прав человека», засланного эдаким прогрессором, миротворцем и экуменистом в VI век до н.э.

Специалисты согласны в том, что уникальность персидской империи заключалась в стремлении удерживать покоренные народы в подчинении не только благодаря постоянной демонстрации силы. Не случайно правители эллинистической эпохи чтили Кира в первую очередь как великого законодателя и гениального политика, противопоставившего жестокости вавилонских и ассирийских властителей практику интеграции и ассимиляции населения внутри единого государственного организма без преференций для «титульной нации» и ее религиозных обычаев, без геноцида и депортирования жителей восставших провинций. Ветхий Завет прославляет его за позволение сорока тысячам евреев вернутся из вавилонского пленения на земли Палестины (в 539 году). Античные авторы - упоминают как мудреца, к которому уважительно относился Александр Македонский (взяв за образец).

Можно ли на этом основании считать Манифест Кира первой Хартией прав человека и прототипом ВДПЧ — не вопрос установления истины, а скорее — часть игры по присвоению символического капитала. Ходят упорные слухи, что Кир был скифом и чуть ли не основателем Скифского Национального Конгресса. Ни опровергнуть, ни подтвердить этого не могу. Обращайтесь к . Cyrus The Great

Somewhere in the left corner of Asia

There's a beautiful country called Persia

It's the land of poets and history Perfumes and spices and mysteries

It's where the earth first met the sun

And their love began

Then hope filled the hearts

And always stayed around

This is how the story begins

With a brave and righteous king

Creator of the best human rights slate

A peaceful soul known as Cyrus the Great

He was the first to set his people free

And let them pray god however it maybe

Throughout his empire he banned slavery

With the hope of wiping it off the history

Now it's been thousands of years

That his time has passed Persia has shined through

And will forever last For his wisdom remains

Keeping this land all allied

Like a star far in the skies

In horizons a light

In horizons like a shimmering light