Ливан и Права человека: Центрированность Свободы

В Ливане ничто не касается и не волнует нас так, как проблема основных прав и свобод человека. Многолетняя история моей страны словно как история небольшой страны, борющейся несмотря ни на что за поддержку и укрепление реальной свободы мысли и совести. Неисчислимые дискриминируемые меньшинства в течении многих лет находили приют где их понимали, так самым основанием нашего существования стало полное уважение различий во мнениях и вере. Поэтому ничто не удовлетворило бы нас больше, ничто не отвечало бы более действительно нашей натуре, чем ответственное создание и эффективное выполнение фундаментального билля о правах человека, основанного на человеческой совести в её лучших и высочайших проявлениях.

 

Говорить о свободе в общем (вообщем) легко, г-н президент. Можно легко основать это на двух или трех произвольно отобранных аспектах человеческой жизни. Свобода мысли и совести, свобода выражения и бытия (существования) это то, о чем мы заботимся в Ливане, то что мы пытаемся понимать (осуществлять) выше всего остального. Свобода и право на труд являются самыми важными. Мы очень благодарны другим народам и странам за то, что они подчеркнули эту мысль. Мы узнавали и продолжим узнавать многое от них, но это особое право и свобода не является нашим собственным отличительным историческим вкладом. Если мы можем сделать какой-то вклад, то это вклад в сферу фундаментальных свобод, таких как, свобода мысли, свобода совести и свобода бытия. И есть один пункт, на котором мы хотим настоять больше чем на чём либо еще, а именно на том, что недостаточно просто быть, что недостаточно быть свободным быть тем кто Вы есть. Вы должны также быть свободны стать тем, кем требует ваша совесть в свете вашего лучшего знания. Поэтому право на становления и изменение для нас также важно как право на существование.
Следовательно, Г-н президент, свобода совести, в ее двойном аспекте существования и становления, всемирно признанная и, которой придерживаются все правительства, является самой важной с точки зрения Ливана. Эта свобода и право на отдельный мир, должно быть включено в Билль о Правах человека.
Однако, необходимо чтобы этот билль обладал силой международного соглашения. Предложения под (c), о том чтобы включить условия о правах человека в международные соглашения или в мирный договор очень важны. Тем не менее Ливан не будет подписывать мирный договор. Поэтому важно чтобы страны как моя были связаны обязательством по договору соблюдать билль о правах. Это включает свободу совести, которая является очевидным и хорошо узнаваемым правом человека в определенных странах с известными традициями, и которая не может быть оценена ими как необходимая для принятия и выражения другими странами с менее известными традициями.
Поэтому мы предложили бы, Г-н президент, сделать членство страны в Организации Объединенных Наций строго условным на своей приверженности предусматриваемому Международному Биллю о Правах человека. Это бы содержало (учитывало) права, имеющие предельное значение для небольших стран как моя.

Далее я хотел бы, Г-н президент, отметить еще одно различие, а именно, между очевидной свободой и реальной свободой. Я имею в виду то, что для определенных ситуаций очень легко быть оправданным на основе очевидного существования свободы, тогда как реальное исследование - реальное погружение вглубь ситуации - покажет, что реальной свободы недостает. Для любых стран будет недостаточно запудривания мозгов свободой, а им нужна реальная свобода признанная такой после тщательного исследования.

Мы хотели бы чтобы любой билль о правах, который будет сделан на этой Комиссии, был абсолютно всеобщим. Он должен относиться не только к маленьким и слабым, но должен также ясно показывать то, что неявно в известных странах так, чтобы небольшие страны могли бы учиться от них.

Мы, конечно, одобряем то, что неоднократно заявлялось здесь на дебатах этим утром, а именно, то, что членство в этой Комиссии должно быть основано на личных возможностях (способностях), а не на выборе правительствами. Комиссия должна быть выражающей независимость и незаинтересованность совести человечества, а не официальных и заинтересованных мнений и взглядов правительств.

Наконец, Г-н президент, мы твердо полагаем, что без какого либо международного агентства по выполнению, наше звучное обсуждение этим утром только закончится в тщетности и расстройстве. Мы должны проследить под строгой организацией, чтобы независимо от того, что мы достигнем посредством билля о правах, искренне, действительно и подлинно придерживался всеми странами. Это может быть сделано только посредством создания международного агентства по выполнению, функции которого и обязанности конечно должны будут быть определены позже..

Избрание Докладчика

Председатель (г-жа Элинор Рузвельт):
Тогда мы продолжим двигаться к выборам общего докладчика, который является следующим пунктом в списке.

Генерал Карлос Ромуло (Филиппинес):
Я предлагаю доктора Чарльза Малика из Ливана для этого места. Доктор Малик был в Сан-Франциско. Он участвовал в написании Устава, он был в Лондоне, и снова он был с нами на Генеральной Ассамблее в прошлом году. Он чрезвычайно приспособлен для этого положения.

Председатель:
Есть ли какие-либо другие предложения? [Никакой ответ не высказан.] В противном случае я думаю, что мы можем снова продолжить выборы доктора Чарльза Малика нашим основным докладчиком одобрением. Мы очень счастливы, что Вы наш докладчик.

Доктор Малик (Ливан):
Я только хочу сказать одно слово, госпожа председатель, что я очень благодарен Комиссии за эту честь, и что ничто не доставляет мне большее удовольствие чем сотрудничать с Вами, госпожа председатель, и с доктором Чангом, в великой работе этой Комиссии.
Спасибо.

Источник: http://www.lebaneseforces.com/malikhumanrights.asp

Волонтеры, работавшие над экспонатом:
Глеб Пайкачев, Мурманск (Россия), волонтер Музея.